Формула бессмертия

Александр Никонов. Формула бессмертия.

Первый герой книги Иван Голованов - инженер-гидравлик. Традиционный рассказ о жизни, и прошлых заслугах постепенно приходит, к тому, что профессиональный субъективизм инженера волею судьбы начал изучать устройство системы кровообращения человека. "Когда я со своими знаниями гидравлики начал читать медицинские книжки о работе сердца, то сразу понял: существующая теория сердца полностью неверна" - говорит Иван Иванович. В чём же нестыковки? Цитируем книгу: "Сердце - простейшая вещь, обычный насос для перекачки крови!.. От сердца ярко-красная, насыщенная кислородом кровь идёт по артериям, разветвляясь по более узким руслам вплоть до капилляров. Таким образом происходить транспорт кислорода и питательных веществ к клеткам нашего тела. Затем по венам негожая темно-красная, почти чёрная кровь, насыщенная углекислым газом и продуктами клеточного распада, движется обратно к насосу, забегая по пути в лёгкие и печень с почками где происходит газообмен и очистка соответственно. Всё вроде бы просто... но эта теория, не стыкуется с другой теорией - физической! Общая длинна сосудов в человеческом теле достигает 100 тысяч километров, а мощность сердца всего от 3 до 10 ватт. Подобное соотношение не отвечает элементарным гидромеханическим законам! Сердце состоит из нескольких отделов - желудочки, предсердия... Но с инженерной точки зрения сердце - это просто комплекс из двух спаренных насосов каждый из которых имеет всасывающую и нагнетательную часть. Предсердие - всасывающая линия, желудочек - нагнетательная. Один насос стоит в артериальной части, другой в венозной. То, что сердце нагоняет в артерию под давлением 120 миллиметров ртутного столба, в конце пути вытекает в межтканевую жидкость, давление которой 25 миллиметров. А дальше, всю гадость, выделенную клетками, надо собрать в венозные капилярчики, прогнать через фильтры, насытить кислородом в лёгких, добавить питательных веществ из кишечника и погнать по второму кругу. Но для начала отходы надо всосать в вены из межклеточного пространства. А это нетривиальная задача..." Короче, как вы уже, наверное, догадались, чтобы нормально прокачивать кровь у сердца должны быть помощники, периферийные "насосные станции", и их должно быть много. Читаем дальше: "Сердце задаёт ритм, проталкивая небольшую порцию крови с небольшим давлением в аорту. А дальше сами сосуды, начинают ритмичной волной проталкивать кровь. Перистальтика - как в кишечнике! Те самые подкачивающие станции - это сами сосуды. Каждый сосуд оплетён мышечной тканью..." Но, как выясняется, есть проблемы с возвратом крови. "У нас максимальное артериальное давление 120 мм ртутного столба (давление здорового человека 120 на 80). А что остаётся от этих 120 мм в конце пути? Практически ничего! Оно сбрасывается в капиллярах и межтканевой жидкости до 25 мм. И встаёт задача - как загнать кровь обратно в сердце. У нас в сердце стоят два насоса. Артериальный нагнетает в систему. А венозный пусть всасывает. Но... вы знаете, что в технике всасывающая линия насосной станции - один из самых ответственных элементов системы. От неё зависит, будет работать станция или нет... Это очень сложный расчёт... Обычно, всасывающую линию сводят к автоматизму - просто размещая всасывающий насос ниже резервуара с перекачиваемой жидкостью. Это называется "насос под заливом". Иначе никак, ведь всасывающий насос, создавая вакуум, не может поднять жидкость выше определённого уровня. Для ртути этот столбик составляет 760 мм, для воды - 10 метров. На практике при трубе в полметра диаметром насос не поднимает воду выше, чем на три метра. А с уменьшением диаметра потери растут в геометрической прогрессии! И, учитывая, что в теле человека общая протяжённость сосудиков только диаметром 0,1 мм составляет 50 000 км, о всасывании можно забыть. Сердце является "насосом под заливом" только для верхней трети туловища. Поэтому из головы и верхней части груди - мест, которые находятся выше оси насоса, сердце с помощью предсердия, то есть присасывающей линии венозного насоса, собрать кровь, а из ног и всего, что ниже, - нет... Все вены на всём протяжении оснащены клапанами, которые препятствуют обратному оттоку крови. Если бы кровь всасывало сердце, зачем бы нужны были эти клапаны? Они только мешают, создавая дополнительное сопротивление... Поэтому, сердцу помогают проталкивать кровь мышцы. Сжимаясь и разжимаясь, они сдавливают вены и с помощью вот этих вот клапанов порциями проталкивают кровь по направлению к сердцу. Человек ходит, и мышцы ног гонят кровь вверх. Практически весь венозный возврат обеспечивается мышцами. Вот почему так важно движение. Именно поэтому, человек во сне бессознательно ворочается с боку на бок - нужно то одну, то другую часть тела поднять над осью насоса, чтобы обеспечить в этой части тела венозный возврат. Иначе просто будут пролежни, то есть гниение заживо. Именно поэтому обездвиженный человек так быстро выходит из строя. Кровь застаивается, и клетки отравляются отходами собственной жизнедеятельности. У человека в обычном состоянии циркулирует только 50% крови, остальная застаивается. Застои крови убивают нас и являются причинами всех болезней, даже инфекционных, как ни парадоксально, потому что на фоне недостаточного кровоснабжения просаживается иммунитет. Попадающие в организм бактерии и вирусы ищут слабое место - "компостную кучу", где и начинают размножаться. Чем больше организм загрязнён, тем проще микробам им овладеть." Вывод же из всего этого Голованов делает такой: "Большинство проблем, связанных со здоровьем, имеют транспортную природу. Само сердце тоже нуждается в кровоснабжении и оттоке "отработки", оно ведь тоже состоит из клеток... А основная масса сердца расположена ниже горизонтальной оси всасывающего насоса, то есть венозного предсердия. А это значит, что сердце всегда работает в режиме дефицита. Потому что конструктивно оно рассчитывалось на другие условия функционирования. Наши предки - приматы, и жили они в трёхмерном пространстве - в кронах деревьев. А это постоянные раскачивания, растяжения, прыжки и скачки с ветки на ветку с поворотами и переворотами вниз головой. В таких условиях дефицитности венозного возврата быть не может по определению: насос оказывается "под заливом" то для головы, то для ног." В конце главы автор рассуждает о том, что подчас научные открытия происходят на стыке наук. И чтобы дать объяснение определённым явлениям, необходимы знания в различных научных сферах. В частности автор приводит пример с температурой тела теплокровных. Почему она находится в узком диапазоне от 36 до 42 градусов? Оказывается, из-за теплоёмкости воды, в этом диапазоне нужно наименьшее количество энергии для того, чтобы поддерживать температуру. "Так что знание физики для понимания человеческой сути - штука немаловажная!", - заключает автор.

Во второй главе книги нас ждёт встреча с легендарной личностью, в прошлом нейрохирургом, кандидатом наук, а в дальнейшем просто Галиной Шаталовой - человеком избавляющем от всех болезней. Как пишет Никонов, на момент написания книги ей было за девяносто, но она садилась на шпагат и купалась в проруби. Шаталова как и большинство целителей настаивает на том, что лечить нужно человека, а не болезнь. Считает, что видовая пища для людей растительная, и приводит пример, средневековой казни в Китае, когда человека кормили только мясом, и в течении 30-ти дней он погибал. Также она считает, что пищевую ценность рациона считать в калориях не правильно, а норма потребления пищи в современном мире сильно завышена. Кстати информация об обогреве организма кишечником, с обитающими там симбиотическими бактериями Никонов взял именно из беседы с Шаталовой. Кроме малобелкового рациона, в программу оздоровления Галина Александровна включала дыхательные, гимнастические и психологические упражнения. Ну, и само собой, траволечение. По поводу низкокалорийной, низкобелковой диеты Шаталова проводила многократные эксперименты по марафонам в пустынях, где соревновалась с людьми, получавшими питание по науке, против них выставляя своих бывших пациентов питающихся по шаталовской системе. В результате стяжатели "научных знаний" приходили к финишу измотанными и сильно похудевшими, а воспитанники Галины Александровны бодрыми и иногда даже немного добавившими в массе. Кстати в некоторых таких экспериментах участвовала и сама Шаталова, в том числе, когда ей было уже за 70. Такие результаты Галина объясняла тем, что организм должен практически "бороться" с излишками пищи, тратя на это приличную долю своих энергетических запасов.

Следующая глава посвящена диабету и Борису Жерлыгину, и эта глава почти целиком присутствует в книге "Как вылечить всё", на которую я уже писал рецензию, поэтому не будем повторяться. Собственно, как следующая за ней глава, повествующая о докторе Блюме и которая тоже присутствует в новой книге Никонова, нами уже рецензированной. Следующие две главы о нашем старом-новом знакомом Беслане Карданове и гомеопатии, ну вы поняли...

А далее по тексту, автор отходит от проблем здоровья, и касается геронтологической тематики. Сперва-наперво он затрагивает вопрос с теориями старения и вслед за свободными радикалами и гормонами, добирается до предела Хейфлика. Да, действительно, клетки в организме, делятся не более 50-ти раз. К концу двойной пружинки ДНК, пыхтя, подъезжает специальная молекулярная машинка - полимераза, и начинает резать молекулу ДНК вдоль. Тут же из окружающего раствора к зубчикам-молекулам каждой одиночной нитки подплывают комплиментарные молекулы и присоединяются, дополняя одиночную нитку до двойной. При этом машинка не доезжает до конца разделяя молекулу, а разделённые нити уже достраиваются до двойных спиралей. Молекулы ДНК своим хвостом (там где располагаются теломеры - "мусорные" участки ДНК) крепятся к клеточной оболочке (как хвост магнитной ленты в катушечном магнитофоне, который нужен только для закрепления в катушке, а до магнитной головки не дотягивается и никакой записи не несёт). Значит, до конца молекула ДНК не режется, и стало быть, не копируется. Каждый раз она копируется во всё более укороченном варианте, становясь и более ущербной. Пока ущерб касается информационного мусора, специально для этого находящегося на конце молекулы, ничего страшного не происходит, но как только начинают страдать информационно значимые куски "текста"... короче, в этом и кроется причина старения и умирания. Правда существуют клетки, в которых при делении теломеры достраиваются - это половые, раковые и стволовые клетки. Но, как уже было сказано, это не единственная нить за которую смерть тянет организм в могилу. И автор возвращается этим нитям. Суть гормональной теории сводится к постепенному ухудшению работы гипоталамуса, он теряет чувствительность к гормонам и начинает выдавать неправильные команды. Существует также теория "мусора", или гипотеза "перекрестных сшивок". Избыточная глюкоза вступает в реакцию с белками, образуя большущие и ни к чему не годные молекулы - клеточный мусор, который, постепенно забивая клетки, мешает их функционированию. А механизм, который служит для того, чтобы разгребать этот мусор, с течением времени начинает работать всё хуже и хуже, ткани теряют эластичность, отчего в первую очередь страдает сосудистая система. Свободно-радикальная теория, говорит о том, что через клетку в процессе её жизни проходит много окислителя - кислорода. Кислород нашим клеткам нужен, чтобы дышать, т.е. окислять пищу. Но агрессивные радикалы кислорода выжигают все, на что попадают. Больше всего от свободных радикалов страдают митохондрии, потому что именно эти органеллы и являются энергостанциями клетки. Именно здесь происходит сгорание производных глюкозы. Для защиты от свободных радикалов у организма есть антиоксидантная защита, но она не идеальна. Но на сегодняшний день не известно, чем являются все эти механизмы, причиной старения, его следствием или самим старением. Вывод из главы такой, есть предел Хейфлика, который преодолеть не удастся, но до него, как правило, человек не доживает именно в силу причин обусловленных свободными радикалами, клеточным мусором, повреждением ДНК, гормональной разбалансировки и ещё многих причин, которых можно попытаться избежать, но это вряд ли...

В следующей главе дело заходит уже про практическую, экспериментальную геронтологию. Где Никонов отправляется в лабораторию к Марине Ковиной. Речь заходит о клеточном старении. Старение происходит на разных уровнях, стареют ДНК, стареют белки, стареют клеточные органеллы, стареет клетка. Старые клетки перестают делиться и накапливаются балластом, т.к. такие клетки уже перестают выполнять возложенные на них организмом функции, а причиной тому являются свободные радикалы. Так считает Ковина. И чтобы добиться клеточного обновления необходимо селективно убить старые клетки, а для этого Ковина начала интересоваться голоданием. Ведь существуют экспериментальные подтверждения, что голодание голодание в первую очередь ослабленные и повреждённые клетки. И она решила совместить два подхода - трансплантацию стволовых клеток и голодание. Но результат проверенный на крысах был не однозначен, самки увеличили продолжительность жизни на 15% кроме тех кто не выжил при трансплантации, а самцы сдохли. Хотя этот эксперимент не был показательным, т.к. выборка была небольшая. Поэтому для продления жизни у нас по-прежнему остаётся только здоровый образ жизни. Ковина рекомендует: ограничение по калорийности пищи и отказ от мяса. Ну и конечно двигательная активность. Исследования показывают: если крыс гонять в беговом барабане по два часа в день, количество митохондрий в их клетках возрастает на 60%. Другие исследования говорят нам о том, что если крыс гонять всего по 20 минут в день, то количество стволовых клеток мышечной ткани увеличивается с 33 до 47%. Движение - жизнь, какой бы банальностью это не казалось.

Остальную половину книги автор, вместе со своими собеседниками придаётся размышлениям о вечной жизни и способах её достижения. Речь заходит о крионике и трансгуманизме. Далее идут философствования о том, что жизнь вечная против самой эволюции, и что она никому не нужна, и о том, что даже если она будет возможна в далёком будущем, то смысла в оживлении сотен миллиардов дикарей из холодильников для людей из будущего просто нет. Потом следует отрезвляющий разговор с профессором Савельевым, который со свойственной ему манерой начинает самоуверенно ниспровергать мифы с надеждами о вечной жизни, и принципиальной невозможности переноса сознания на другие носители. Невозможным видится и моделирование работы мозга с использованием вычислительной техники, по крайней мере, при жизни нынешних поколений.

Дальнейшее повествование окончательно уходит от темы здравоохранения к тайнам работы мозга, в частности памяти. Но через описания механизмов её работы, автор знакомит нас с очередным героем - Самвелом Гарибяном, человеком с феноменальной памятью. Однако вскоре нить рассказов снова выводит нас на тему здоровья, и тогда Самвел сообщает нам, что охранителем его здоровья является йога.

Следующая глава посвящена эффекту плацебо, и особой роли настроя в лечении болезней. Если очень коротко, то статистически сознание сильно влияет на состояние нашего организма, в том числе в периоды лечения. Причём не только наше сознание, но и сознание того, кто занимается нашим лечением. Постепенно повествование уходит в область иллюзорного, и начинает муссировать вопросы кажимости, внушения, и в конечном итоге касается транса, как способа лечения. А практикующим героем назначается Владимир Кучеренко, с работой которого мы уже знакомы по книге "Как вылечить всё".

На волне разговоров про мозг, Никонов внезапно вставляет ещё 5 копеек про диабет, в контексте опять же мозга как регулятора процессов в организме: "...медицине давно известен такой факт: спусковым крючком для диабета является стресс, т.е. некие сильные переживания... Мозг может переводить стрелки. Или оставить сахар плавающим в крови, или дать приказ жировым клеткам открыть рецепторы и продолжить принимать сахар. Т.е. человек может работать в режиме набора веса или в режиме диабета. Или в некоем промежуточном состоянии. То, что диабет запускается стрессом, подсказывает нам: у мозга есть некий регулировочный резерв - приоткрывать горловину клеточных рецепторов к инсулину или прикрывать. Стресс может эту регулировку поломать."

Далее разговор зашёл про разные необъяснимые штуки, которые автор приводил из рассказов своих героев, и в конечном итоге увёл нас в дебри квантовой физики и физического вакуума, как среды передачи информации.

Далее по тексту автор своими словами, а также словами доктора Блюма, пытается отговорить читателя от самостоятельного изучения различных психотехник, восточных и других практик работающих с подсознанием, т.к. это может быть опасно для психического здоровья практикующего, что подтверждается весомой статистикой. А затем пускается в пересказ осиленных им 12 томов сочинений Карлоса Кастанеды, начиная с его биографии. Далее всё как в книге Хохот шамана: всё очень парадоксально, но почти не применимо. Данная глава в книге вообще выглядит как чужеродное тело, возможно она понадобилась автору для того, чтобы показать, что шаманы с помощью древних знаний, обладали способностью сохранять здоровье и проворность в преклонном возрасте. Однако, за описанием магических историй, автор пускается в теоретическую физику, и через описание опыта с "котом Шрёдингера" пытается вывести квантовую неопределённость на макроуровень. А за попытками понять, что же всё таки провоцирует редукцию волновой функции (т.е. локализацию происходящую при измерении), приходит опять к попыткам определится, что же такое сознание. Через гипотезу физика Михаила Менского, он приходит к заявлению, что редукция это и есть сознание. По Менскому сознание - эволюционно образовавшееся прогностическое свойство. А прогноз, это как мы с вами понимаем, в некотором роде управление. Вот мы и управляем, на какую грань многогранной реальности переместиться, создавая классический стабильный мир. Кстати физик Михаил Менский считает, что сознание не является функцией мозга, скорее оно использует мозг как инструмент. Это прямо вытекает из теории, т.к. наш мир квантовый, и чтобы вписать в него сознание, нужно пожертвовать его локальностью. "Идеальное сознание можно включить в рамки материального мира, но при этом оно будет функцией всего мира в целом, а не его частей!" - говорит Менский. При этом он допускает, что сознание не просто пассивно воспринимает одну из вероятных квантовых альтернатив, но может отчасти осуществлять выбор между альтернативами, сдвигая вероятности наступления того или иного события.

В конце книги Никонов пытается объяснить читателю, что представления тольтеков о тонале и нагвале, о которых говорил дон Хуан, практически полностью соответствуют современным представлениям учёных о классическом физическом мире редуцированном нашим сознанием, и непроявленном квантовом мире бесконечных альтернатив. Причём приходится говорить об абсолютной реальности обоих. Точнее реален и полон, как раз, квантовый, а наш привычный мир это лишь одна грань огромного мира, точка его осознания. Сознание же, впрочем, весьма ограничено. Мир же значительно больше, способности сознания его узреть. Причём корректней, видимо, говорить именно о мире, а не о мирах, как в некоторых экстравагантных теориях, т.к. все вероятности в нём реализуются и все верны, всё зависит от редукции волновой функции (т.е. нашего сознания), а волна, она может быть везде одновременно, она заведомо нелокальна.

И вот мы - строители нашего общего тоналя стремимся сделать его лучше, а смерть единственный стимул для этого строительства, стоит ли вставать на путь бессмертия, жертвуя общим развитием нашей реальности. Формула бессмертия в очередной раз остаётся за скобками её целесообразности.