В первые дни самоизоляционной амнистии для туристов мы отправились в большое путешествие. Формат поездки был самый правильный: машина, направление и нет чёткого плана, где окажешься на следующий день. В общем, всё как я люблю.

Сказать по правде и направление ещё за неделю до отъезда не было выбрано окончательно. Было два варианта: первый — ехать на Алтай, второй — ехать на Кавказ. Не буду вдаваться в логику рассуждений, она была не прочна, но возобладал второй вариант.

Поскольку пандемическая ситуация в разных регионах была до конца не ясна, ситуация с жильём была также под вопросом. Поэтому решено было подстраховаться и подготовить набор для автономного проживания. Была приобретена палатка, газовая горелка с балончиками, докуплены спальники и коврики. Кароче, подготовились мы так, что несмотря, на всего троих пассажиров (я, жена и сын) места в машине не было совсем.

Итак, 1 июля в 4:30 утра по уральскому времени мы таки двинулись в путь. План был таков: доехать к вечеру до Тольятти, на следующий день до Волгограда, ещё через день заночевать в Элисте, и наконец достигнуть конечной области нашего следования — республики Дагестан.

Когда мы выезжали из Челябинска в России было жарко ещё не повсеместно, поэтому первый день было ехать приятно и благодаря раннему выезду относительно легко. Дороги до Самарской области хорошие, ремонтов затрудняющих движение нам практически не попадалось.

Относительно рано где-то в шестом часу вечера мы уже доезжали до Тольятти. У меня уже были намечены координаты базы, где планировалось разместиться с палаткой. Но как нам предстаяло убедиться Яндекс навигатор дорог не знает. Точнее он знает об их существовании, но ничего не знает об их качестве и дорожных знаках регламентирующих движение по ним. Свернув в поселок, и доехав до его окончания, мы довольно быстро уперлись в непроходимые для нашего легкового клиренса буераки. Пришлось возвращаться обратно на автостраду, а потом ещё ехать по ней около десяти километров, чтобы развернуться.

Сожалея о потерянном времени, решили заглянуть на базы которые были несколько ближе искомой, но ни одна из них не работала. В итоге, найдя правильный маршрут, поехали на место изначального назначения — т.б. со звучным именем «Леман».

Приехав на место, мы набрали номер телефона указанный на воротах забора и к нам вышел молодой человек, отворивший их и проводивший нас на место стоянки. Нам повезло, был уже вечер, а следующий день был рабочим, поэтому народу на базе было немного и нам досталось козырное место на «первой линии», прямо с видом на Волгу.

Забегая вперед, отмечу, что из всех мест наших стоянок с палаткой, которых было пять (и только одна дикая), только это место заслуживает добрых слов. Стоянки организованы так, что между ними есть пространство, где растут деревья. Сами места оборудованы обеденным местом и если повезёт неподалёку окажется ещё и розетка. Питьевой воды можно было набрать у ворот, а машину подогнать непосредственно к месту палатки. Вид отсюда открывается отличный, жаль, что насладиться им у нас времени почти не было. Поставив палатку, мы разожгли горелку и приготовили ужин, после чего уже стало смеркаться.


Второй перегон до Волгограда хоть и был короче, но дался нам сложнее. Во-первых мы двигались уже на юг, и становилось всё жарче, а во вторых дороги становились хуже.

Я ждал плохих дорог в Саратовской области, но мои ожидания оправдались не полностью. Между Самарской и Саратовской областью дорога захватывает небольшой участок Ульяновской области, где дорога напоминала стиральную доску. Не успев проехать этот участок, на панели приборов загореась лампочка открытия багажника. Впрочем, я убедился, что багажник был закрыт, однако лампочка горела. Ладно, едем дальше, возможно, просто что-то с датчиком.

В Саратовской области в районе Хвалынска и вообще в северной части области, вдоль трассы на областной центр, дороги сделали и похоже недавно. Однако, южнее начинались многочисленные ремонты дорог, из-за которых образовывались огромные заторы. Забегая вперед скажу, что эти ремонты продолжились и в Волгоградской области, поэтому мы теряли много времени просто стоя на трассе.

Вскоре выяснилось, что проблемы с машиной у нас не ограничились горящей лампой открытия багажника, перестал, также работать стеклоподъёмник на водительской двери. И окно осталось в полуоткрытом положении.

Добравшись до Камышина, мы решили попробовать найти автоэлектрика, чтобы выяснить в чём проблема. Однако, заехав в 3-4 места нам так и не удалось найти нужного специалиста.

Ладно едем дальше на Волгоград. И как назло начинается первый на нашем пути дождь. Кладу на левую ногу пакет и едем дальше. Благо осадки быстро прекращаются, и сильно я не вымок.

Наконец, заезжаем в Волгоград. Хотя нам сегодня нужно не сюда, а по-сути в соседний Краснослободск на очередную турбазу. Но нельзя так просто взять и миновать город Волгоград. Проезжаем мост через Волгу, и встаём в пробку подле ерика Верблюд. Потолкавшись с полчаса, поворачиваем на Краснослободск и минут через двадцать мы на месте возле т.б. со звучным названием «Дача Поддубного». Однако, все входы за оградку закрыты. Идём за соседний забор, но и там никого не находим. Рядом есть ещё базы. Одна с говорящим названием «Рублевка», там дорого-богато и с палатками не пускают. Вторая безымянная, типа «совдеп» с деревянными домиками полувековой давности. Похоже всё ещё на балансе у какого-то предприятия, так как нам отворил сторож, а для заселения пришлось ждать пока подъедет директор. Палатки здесь тоже ставить некуда, пришлось оплатить домик. Комфоту это не прибавило, а свирепую мошкару после дождя не пугал ни один репилент. При заселении попросили документы, сначала я не оценил это, но впоследствии понял, что данная процедура фильтрует буйный контингент на территории. Оценить это придётся на обратном пути в Челябинск, но об этом позже.

Переночевали. С утра поехали по местам боевой славы. Сперва на Мамаев Курган. Даже будучи здесь не впервый раз, от вида монументальности и масштаба конструкции захватывает дух. Сходили на вечный огонь, здесь в зале воинской славы стали свидетелями смены караула под музыку Шумана. Безусловно весь комплекс это одно из величественных мест в России.


После посещения Мамаева Кургана, подъехали к музею-панораме Сталинградской битве. К сожалению все музеи закрыты.


К этому времени, выяснились подробности относительно состояния нашего автомобиля. Неисправности, о которых я упоминал, то появлялись, то сами собой исчезали. Так, например, стекло удалось закрыть, а лампочка открытия багажника, то гасла, то загоралась снова. И пока мы в крупном городе, решили всё-таки разыскать эелектрика и выслушать его вердикт относительно поломки. Такой специалист был найден, и он ожидаемо сообщил, что проблема в проводке, но чтобы выяснить где именно и устранить неисправность, необходимо разобрать половину машины и это займёт полдня работы. Поэтому машину было решено чинить уже по приезду в Челябинск.

После тяжёлого решения, мы доехали до ближайшего кафе, перекусили «на вынос», и направились на выезд из города. 3-ю продольную улицу в Волгограде починили, поэтому движение транзитного транспорта по городу несколько ускорилось.

Выехав из города мы уже вскоре пересекали границу республики Калмыкия. Если деревья в окружающем нас пейзаже исчезли ещё где-то за Саратовым, то здесь начали пропадать и кустарники. А ещё через сто километров, нас окружала лишь голая степь, с лишь изредка попадающимися на пути сухими и наполовину сухими балками.

Около семи часов вечера мы заезжали в Элисту. Сразу подъехали к центральному Хурулу, но на территорию вход был закрыт из-за пандемии. Тогда мы направились в частный сектор, где находлилась наша гостиница, первая на пути нашего следования. Приняв, наконец, душ, мы вновь поехали в центр.

Вообще, Элиста очень уютный и чистый город. Это в основном частный сектор, с очень ухоженным и наполненным людьми центром. Чувствуется, что город живёт. Здесь много детей и молодежи. Все гуляют, общаются, ездят... на чём только они не ездят. Здесь в самом центре даже открыт прокат, где можно взять в аренду педальный транспорт на двух, трёх, четырёх колёсах или можно использовать электрические новомодные средства передвижения.

При этом здесь наблюдалась настоящая азиатская дисциплина, в плане соблюдения мер безопастности в связи с пандемической ситуацией. Столько людей, прилежно одевавших маски, мы не видели ни в одном регионе по пути следования.

Интересно, что в Элисте на улице мы так и не услышали калмыцкой речи. Калмыки говорят друг с другом только по-русски, при том совершенно без какого-либо акцента. Вообще элистинцы оставляют впечатление очень культурных и спокойных людей. В этом, как я полагаю, определённую роль играет буддийская традиция.

На утро, выбравшись из кондиционированного номера гостиницы на улицу, мы ощутили степень активности солнца. А ведь нам необходимо было перемещаться ещё южнее. И вот тут следует упомянуть о моём крупном просчёте. Дело в том, что живя в Уральском регионе, я не пользуюсь автокондиционером. Во-первых редко бывает жарко, во-вторых, раньше как только я пытался им воспользоваться и находился в машине не один, меня тут же просили выключить кондёр из-за страха простудиться. Поэтому во время подготовки автомобиля к путушествию я по привычке даже не обратил внимание на необходимость его заправки, ведь я уже много лет этого не делаю. Но вот здесь на юге России, это (эврика!) оказалось чертовски актуально. Но поняли мы это только сейчас. Увы! Надо ехать дальше.

И мы поехали. Правда сначала совсем недалеко, в Хурул Сякюсн-Сюме, недалеко от посёлка Аршан, что по-сути в пригороде Элисты. Место это замечательное, я был здесь пять лет назад и тогда познакомился с одним молодым монахом из Шри-Ланки по имени Саду, который сейчас закончил обучение и уехал к себе домой. Здесь не так помпезно как в центральном элистинском хруруле, который носит название «Золотая обитель Будды Шакьямуни», но здесь чувствуется дух места. Хурул расположен посреди степи, здесь немноголюдно и мне кажется место это репрезентует настоящую Калмыкию. Здесь я разговорился с местным работником, у которого распросил про Саду. После посещения хурула, он предложил посетить мне расположенный рядом «домик Далай-ламы». Домик этот возвели ещё до строительства здания хурула, после освещения места строительства храма Его Святейшеством Далай-ламой XIV, во время его личного визита в Калмыкию. Пока шли по тропе к домику, мой новый знакомый разбрасывал рис с «песком мандалы» от саранчи. Раньше помогало, с улыбкой говорит он. Песок мандалы же это песок, который был использован для создания узора мандалы монахами из миллинов песчинок, символизируя тем самым божественное созидание. Затем мандала разрушается, символизируя непостоянство всего сущего в мире. Вот этот песок потом может быть использован как некая освящённая субстанция по своему усмотрению. В самом домике по-сути нет нечего кроме алтаря и места для поклонения и молитвы. После недолгой беседы о традициях тибетской ветви буддизма, к которой и пренадлежат калмыки, этот добрый человек проводил меня обратно до хурула и пожелал нам счастливого пути. Жаль, что мне редко представляется возможность беседовать с истинными представителями этой религии. Я не перестаю удивляться их необыкновенной простоте, открытости и добродушию. А посещение таких мест оставляет на сердце приятное чувство спокойствия и сдержанной радости.

Сам же хурул Сякюсн-Сюме, хоть и не назовёшь старым, он был открыт в 1996 году, но он в купе со ступами и молитвенными барабанами установленными рядом, вызывает ощущение посещения места гораздо более древнего. Внутри хурул красиво расписан сюжетами из буддийских писаний, усыпан табличками с высказываниями Будды. Обход хурула, как и поворот молитвенного барабана, принято осуществлять по часовой стрелке.

Зарядившись светлой энергией, мы сели в машину и продолжили свой путь. Постепенно при движении на юг местность вокруг становилась всё более свободной от растительности, а её остатки в виде низкорослой травы всё более вызженными иногда чёрными. Почва всё больше становилась песчаной. Жара стояла как в пустыне, вместе с тем, задувал сильный ветер, поднимаший пыль и песок. Трафика на трассе почти не было. В голове была одна мысль: «Лишь бы не подвела машина, чтобы не встать посреди этой пустыни». Дорожное полотно, тоже было местами не должного качества, что усугубляло ситуацию. Однажды даже пришлось словить внезапно возникшую ямку, что повлекло за собой мощный удар. Испугался, что повторится ситуация пятилетней давности, когда на другой калмыцкой дороге, южнее Элисты, от подобного удара пришлось менять колесо. В этот раз обошлось.

Спустя ещё какое-то время нашего пути, вдали показался пост ДПС. Мы поняли, что сейчас нам предстоит пересекать границу республик. Переход здесь почти как на государственных границах, сначала стоит калмыцкий пост, потом подъезжаешь к дагестанскому. Калмыки проверять не стали, у дагестанского поста, досмотрели машину и попросили пройти на регистрацию. У пассажиров документов не спрашивали. Через 5 минут мы уже двигались по Дагестану.

По началу, местность за окном менялось не шибко. Заметен был только постоянный небольшой уклон в который мы поднимались. Постепенно растительность начала возвращаться на местность. Кавказский же хребет начал виднеться значительно южнее, за Тереком.

Под конец этого изнурительного пути, мы въехалии в Махачкалу, где по дороге сюда, жена забронировала нам гостиницу со звучным названием "Арбат". И мы двигались в её направлении.

Первое впечатление от местного движения — ты попал в Ереван. Такое же хаотичное, местами агрессивное вождение, несоблюдение рядности, игнорирование необходимости использовать поворотники, постоянно звучащие вокруг клаксоны. При этом Махачкала наполнена баннерами вдоль дорог о том, что соблюдение правил ПДД является обязанностью мусульманина. Кстати, как я понял, звуковой сигнал тут активно используют не только для предупреждения аварийной ситуации, но и для выражения благодарности другому участнику движения, а также для «профилактики» (например, перед слепым поворотом), ну и для приветсвия встреченых знакомых пешеходов и водителей.

Если в Армении, несколько лет назад, хитом автодорог была белая Нива, то в Дагестане, как известно чёрная Приора. За машиной на юге принято ухаживать, поэтому даже немолодые отечественные автомобили здесь эксплуатируются в неплохом состоянии.

Благополучно добравшись до места, идём заселяться. Гостиница находится не в самом центре, но и не так далеко от него, на проспекте Имама Шамиля, недалеко от озера Акгель. На 4 этаж без лифта с вещами идти тяжело. На букинге было указано наличие паркинга — оказалось он действительно есть (оставь где хочешь, никто не возьмёт). И на том спасибо. В нумерах — ремонт, действительно дорого-богато для бюджетной гостиницы. Правда из первого предложенного номера пришлось переселиться в другой, т.к. не работал слив душа. В остальном всё ок, гостеприимный администратор и нам полагался даже завтрак.

Вечером поехали в центр. Здесь есть неплохой бульвар на прспекте им. Гамзатова, но по нему прогуляться не удалось. Мы двинули ближе к набережной, к городскому саду, здесь сохранилась некоторая историческая застройка, правда её совсем немного. Городской пляж от города отделяют ж/д пути, как это водится в некоторых советских городах (возможно, не только в них). В целом находясь в Махачкале нет ощущения, что это город у моря. Возможно из-за того, что это не субтропики, воздух здесь довольно сухой, а характерный морской бриз ощущается только в непосредственной близости к воде, либо на высоте.

Прогулялись по вечернему городу — жизнь здесь кипит. Это тоже характерная особенность юга, днём слишком жарко для променадов, все выходят на улицу после заката солнца. Из-за того, что в городах Дагестана проживает большое количество разных национальностей населяющих эту республику, у них нет единого наречия, и все говорят друг с другом по-русски, но каждый со своим колоритом, скрывающим в себе разной степени акцент своего родного языка.

Одежда местных сдержана в красках и вольностях дизайнерской мысли. Это касается и мужчин, и естественно, женщин. Причём далеко не все женщины носят традиционные наряды. Это может быть просто длинное, сдержанное платье. Пожалуй, самым фривольным, что удалось заметить на местных девушках были джинсы, но это скорее редкость.

Причём, судя по всему, ношение городскими женщинами тадиционных костюмов покрывающих голову это скорее тенденция последних лет. Многие молодые люди считают правильным, чтобы их женщины одевались именно так.

Из плюсов также, отсутствие пьяных на улицах, не услышал никакой брани в общественных местах, курящих женщин тоже нет, а также почти нет собак, что хорошо сказывается на чистоте улиц.

Кстати, среди мужчин любого возраста здесь крайне затруднительно найти полных людей. В Дагестане распространён культ война, поэтому большинство парней заняты спортом, особенно, как известно, здесь популярны силовые виды и единоборства.

Погуляв немного по парку и набережной, мы перекусили «навынос» и поехали спать.

На следующее утро, позавтракав по-кавказски щедрой тарелкой каши от нашего отеля, мы отправились на пляж. В принципе в Махачкале нет проблемы с пляжами. Длинная удобная береговая линия, позволяет подойти к морю практически в любом месте города. Поэтому проехав немного на юго-восток вдоль ближайшего к берегу проспекта мы остановили машину и направились к морю.

Надо сказать, что я удивлён. Удивлён тем, почему туристы отдыхая в России предпочитают Черное море. Как мне показалось Каспийское как минимум не хуже. По крайней мере здесь в Дагестане, это широкая береговая линия, песок и относительная чистота. А главное, здесь на пляже ты не чувствуешь себя как в супермаркете накануне нового года. Простор.

Каспийское море

Памятуя о том, что случилось со мной осенью 2014 года под лучами кавказского солнца, я не стал раздеваться и до момента захода в воду сидел на берегу в футболке и шортах до колен, наивно полагая, что уж эта часть ног, снабжённая обильной растительностью останется невридимой и под таким количеством ультрафиолета.

На пляже мы пробыли около двух — двух с половиной часов, и уже тогда я начал ощущать, что сильно заблуждался. А ближе к вечеру я в полной мере осознал степень своей ошибки. Ладно бы ноги покраснели, верхняя часть ступней распухла так, что мне было трудно ходить даже босиком, не говоря о том, чтобы засунуть ноги в сандалии или кросовки. Обильнейшим образом используйте крем, если вы оказались летом на кавказе, господа.

Тем не менее, отобедав, мы решили пойти, ещё раз прогуляться по городу. Обедали мы, кстати, дарами из местного супермаркета. Здесь в Дагестане ещё не встретить сетевых ретейлеров популярных в России, нет здесь также привычных брендов АЗС. А также нужно быть готовым к тому, что банковской картой можно расплатиться не везде. И если нет налички, вам могут предложить перевести деньги «по номеру телефона».

Если вы ищите местных фруктов/овощей в супермаркете, то даже в Дагестанском супермаркете их сложно найти. Но вот молочная продукция, естественно, представлена местная, а также есть кабардино-балкарская. И вот, к примеру, кефир здесь просто потрясающий. В нём нет, характерной для российского кефира кислой доминанты, он настолько нежный как по вкусу, так и по консистенции, что хочется, чтобы он продавался в магазине рядом с моим домом.

Итак, доехав до центра, я осилил лишь поход до ближайшей лавочки. Жене же пришлось совершить забег отдуваясь за нас всех, благодаря этому у нас есть несколько снимков города до наступления сумерек.

После того как стемнело, мы заехали по дороге в одно местное заведение, и захватив по шаурме, вернулись в гостиницу. Поужинав, я весь обмазался, сначала сметаной, затем пантенолом и лёг спать.

На утро пришло некоторое облегчение, а мы собрав вещи и позавтракав, отправились снова в путь. Нам предстояло поехать в горы, где нас уже ожидали гостеприимные хозяева в селе Большой Гоцатль.

Но сначала, мы решили всё-таки сделать то, что давно уже надо было сделать — заправить кондиционер в машине. Сделать это оказалось не так-то просто. После того, как мы безуспешно посетили несколько точек предложенных навигатором, мы послушали совета местного жителя и подъехали в очередной автосервис, который по-сути был нашей последней надеждой. И, как это обычно бывает, последний шанс на успех, реализовался в удачное решение вопроса. Ребята в автосервисе заправили фреон, промыли радиатор и всё заработало. Один из работников, увидев наши номера даже прослезился узнал «земляка», и сказал, что пять лет жил в Челябинске, на северо-западе города. Обменявшись воспоминаниями и охладив салон авто, мы, наконец, отправились в путь.

Но конечно, мы не могли просто так взять и отправится в пункт назначения, по дороге мы должны были осмотреть хоть какую-то часть местных достопримечательностей. И первым из них стал бархан Сарыкум.

В селении подле него стоит новая мечеть, почти без тени традиций в своей архитектуре.

мечеть

Бархан же находится на территории Дагестанского заповедника, а сама дюна считается одной из крупнейших в Евразии и имеет максимальную высоту около 250 метров. Говорят именно здесь снимали «Белое солнце пустыни».

Тропа ведущая наверх дюны одна, и в некоторых местах занесена песком. Сходить с неё категорически запрещается, т.к. в песках водятся змеи и скорпионы. Наверху оборудована смотровая площадка.

Поскольку ступни мои болели от ожогов, вынужден был подниматься в сланцах. А вот спускаться пришлось уже босиком, т.к. сланцы увязнув в песке разорвались. Одевайте удобную обувь.

Разговорились с местным смотрителем, который на самом деле являлся смотрителем в Самурском заповеднике, а здесь оказался случайно, по долгу службы. Приглашал посетить Самурский лес, что на самом юге республики, показал где набрать ключевой воды, угостил веточкой абрикосов только что сорванной из рощи неподалёку — молодец мужчина!

Двинулись дальше. Углубляясь в горы пейзаж всё больше радовал. Не радовали только лесные пожары разыгравшиеся здесь.

Следующая точка нашего притяжения это настоящая жемчужина кавказа — Сулакский каньон. Один из самых глубоких каньонов мира, уступая лишь двум перуанским. Его глубина достигает 1920 метров. А река Сулак, протекая в этих местах, имеет завораживающий бирюзовый оттенок. Мы любовались видами каньона в районе селения с благозвучным названием Дубки.

Конечно, будь у нас больше времени, мы бы обязательно спустились к реке, прокатились бы по ней на лодочке, созерцая каньон снизу вверх (говорят такие услуги оказываются), но увы сделав на троих с полсотни снимков мы были вынуждены продолжить свой путь.


Для меня это чувство наиболее близкое к полёту, когда мчишься вдоль горной кручи и твой взгяд скользит по верхушкам гор и уходящей за горизонт синеве неба. Над тобой только облака, а перед тобой колосальный воздушный бассейн, созданный мощными изгибами рельефа, а на его дне ты видишь течение воды, родившейся здесь. И это только на зрительном уровне. На других же каналах восприятия есть ещё запахи прозрачной свежести и звуки умиротворения. А всё вместе это горы, лучше которых могут быть только они сами, в другом месте или времени.